Наблюдатель. Часть 1 0


Каждый знает, город – шумное до нельзя место. Это такая же аксиома, как число Пи или постоянная Планка. Не стихающая ни днем ни ночью диковинная смесь из шума машин, телефонных звонков, рекламы, разговоров и остальных, непонятно чем и кем издаваемых звуков – это звук его сердцебиения. Но в любом городе есть места, где оно слышится лишь как отдаленный отголосок. Тихие и спокойные уголки, будто находящиеся в слепом пятне демона урбанизации.

Именно такие места он любил больше всего в городе. Редкие, неведомым волшебством сохраненные осколки природы, которые город еще не переварил и не впитал в себя. Такие места дарили покой и отдых. Чувство чего-то важного и дорогого, но давным-давно забытого. Если удавалось, он всегда стремился туда. Вот и сегодня, как выкроилась свободная минутка, ноги, будто сами вели сюда. В маленький скверик у озера, нынче грубо именуемое «городским водохранилищем». Впрочем, какой скверик? Так, единственный участок берега озера, еще не тронутый цивилизацией. Он напоминал клочок бороды, оставленный во время поспешного бритья. До знакомой тропинки, ведущей к озеру, он добрался за пару минут. Узкая, напоминающая шрам, прорубленный в плотной полосе прибрежных камышей, и каких-то кустов. Недлинная, метра четыре, тропка, была практически незаметна со стороны. К тому же у ее начала росла старая и мощная ива в два обхвата. Это было лучшее место для того, чтобы успокоить душу и разум. Тихое и уютное. Дни, когда он бывал тут, всегда становились хорошими. Правда, сегодняшний день, похоже, исключение из правил.

В хорошие дни в этом месте не бывает людей в кожаной куртке, будто снятой с трупа т-800 и телосложением похожим на бойца Олистара Оверима или молодого Шварценеггера. И уж точно в хороший день у такого типа не будет в руке пистолета в опущенной руке. Пожалуй, единственным плюсом в этой ситуации было то, что стрелок стоял спиной к нему.
Ну, и толстенная ива, стоящая прямо у начала тропки тоже ситуации не портила. Ствол мощный, старый, и именно туда его бросили инстинкты, только он заметил пистолет в ладони незнакомца. Так, хорошо, теперь толстый ствол дерева будет щитом и укрытием от парня с пистолетом. Только вот какого дьявола он вообще там появился? Там что, убить кого-то собираться? Так, нужно сматываться, да поживее! Но перед этим продеться выглянуть. Нужно ведь оценить обстановку. Вроде ведь никого не было, кроме типа с пистолетом. Да и потом, вряд ли тут кто-то будет стрелять. Хотя…он ведь выбрал это место из-за того, что никаких звуков. Вот и тот парень, похоже, руководствовался теми же мотивами. Да, если стрелять тут, звук уж точно поглотят окрестные деревья и кусты.

Так, ладно, не важно, чем занят придурок с пистолетом. Важно, насколько далеко ты от него находишься. Дерево достаточно большое, чтобы скрыть его. В голове была одна мысль – бежать! Бежать как можно быстрее от этого полоумного. Не важно, собрался он кого застрелить или застрелиться сам. Чем дальше вооруженный тип от тебя – тем лучше. Но нельзя. Шорох шагов по гравию услышан будет, и никто не предскажет как незнакомец поведёт себя. Вполне может, и пальнуть на звук. Нужно тихо-тихо, пригибая, находиться под прикрытием зеленой стены из веток ивы, камышей и каких-то непонятых кустов. Тииихо и спокойно убираться. Как любой нормальный человек. Впрочем, он-то – не совсем нормальный, говоря откровенно.

Он был журналистом. Не прожжённым профи, конечно. Пока еще так, подрабатывал фрилансом для разных мелких сайтов и желтых газетенках. Обычно из под пера его выходили пространные статьи ни о чем, с разного рода воззваниями и разоблачениями либо заказные материалы, за которые он брался исключительно ради того, чтоб хоть как-то сводить концы с концами. Но это не было призванием, не затем стоило идти в профессию. Он умел, замечать, запоминать. И хотел доносить это до людей. Доносить что-то неожиданное, важное, шокирующее. Быть известным и знаменитым. И чутье в купе с бытовой логикой говорили – за типом с пистолетом точно есть история. А значит – никакого побега. Прежде всего – информация.

А для этого нужен обзор. В первую очередь – что именно происходит на берегу? Голову подставлять – не лучшая затея. Хотя…с этой стороны ветви безумно густые, а литья напоминают маскировку снайпера. Ели аккуратно приглядеться, тебя уж точно не заметят.

В тенях почти не видна камера мобильного, да и держит он телефон так, чтобы голова была подальше. Во избежание, так сказать. Изображение, с учетом условий, относительно приличное. Парень один, никакой жертвы казни перед ним нет. Да и что за глупость? Кто будет посреди дня убивать кого-то, если это он не играет в кино категории «Б»?
Впрочем – нет. Собрался он убивать. Самого себя, судя по дулу, направленному в висок.

Раньше он никогда не испытывал к суицидникам ничего, кроме презрения. Считал, что это самый жалкий способ уйти от проблем. Но от привычки резко и поспешно судить отучили юные годы. В конце концов, у любого поступка есть свои причины. Да и не рассуждать сейчас стоит, а действовать.

Раз он решил себе вышибить мозги, пожалуй, не стоит ему мешать. Не слишком по-геройски, но влезать в чужие проблемы – это еще глупее. Были поводы убедиться. Так что лучшим способом будет сейчас просто по-хорошему убраться. Ивы и прибрежные кустики так густо переплетены, что сойдут за укрытие. Итак, раз уж история такая нехорошая, следует оставить мужика на берегу с его проблемами, пока еще не прозвучал выстрел.

Просто тихо убрататься отсюда, и не думать об этом придурке. Убирайся и все. В конце концов, он не переговорщик, не психолог. Просто парень, не вовремя забредший в свое любимое место.
А тип на берегу убрал пистолет в карман. Сейчас он просто сидит и вертит что-то в руках. Ну, вот и хорошо. Главное, не стреляется, идиота кусок. Может и всё нормально закончиться? Посидит, подумает – и пойдет домой.
Законников вызвать, что ли? Да уж – глупее ничего не придумаешь. С ними при любом раскладе только проблемы и наживешь. Может, это не очень героично и красиво, но лучший выход – тихо оказаться как можно дальше от типа с пистолетом. Журналист понимал – ничего предосудительного в этом нет. У пистолетчика свои проблемы, а него – свои. И не стоит пытаться лезть в чужие дела. Ну его, пусть сам разбирается.

Так, кажется все нормально. А, дьявол – как накаркал! Парень уже на ногах, пистолет в руке, он поднимает его, толкает себя в висок. Будто не застрелить себя хочет, а пробить голову. Дьявол, он же заводит себя, накручивает. Да, чтоб решиться на такое – нужна подготовка, чего уж там. Пистолет в правой руке, в левой зажато что-то. Так, сейчас главное – на глаза ему не попасться. В таком состоянии может и пальнуть. Сейчас он успокоится, и деру отсюда. Да, пока он меня не видит, это хорошо. Пусть уже этот малый успокоиться. Успокоиться – и даст время мне уйти, думал парень, следящий за странным самоубийцей на берегу. Не мое это дело. Не. Мое. И поводов у неизвестного может хватать. Причем, вполне достойных.
Может, опухоль? В мозгу например, как у режиссера Тони Скотта? Тогда и вправду это лучший выход . И так и так умрешь, но пуля – это тебе не мучительные головные боли от которых едва не слепнешь. Да, такой выход он понимал и принимал.

 

Продолжение следует…

Egorich42

1


Comments:

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *


5 − = 1

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>