Путь к Торгалу 0


За последние 37 лет знаменитые комиксы про викинга Торгала были переведены более чем на 40 языков и удостоины десятков наград. Создатели этой культовой серии стали известнейшими европейскими создателями комиксов. Но кеми были Жан Ван Хамме и Гжегож Росински до Торгала? Каким образом столкнулись судьбы польского художника и бельгийского писателя? И каким образом тихий и скромный иллюстратор из-за железного занавеса стал одним из самых известных европейских комиксистов?

Год 1972-й. 31-летний Гжегож Росински, популярный график и иллюстратор впервые посещает Францию​​. Гжегож привез с собой собственный комикс ”Kapitány Zbiki”. Имея некоторые связи через сестру знакомого художника он передал свой комикс редактору известного журнала Pilote, открывшего миру таланты Госини, Удерзо, Билала, Мёбиуса, печатавшего Астерикса и Блуберри.

Редактору понравился комикс и он предложил незамедлительно приступить к сотрудничеству. Однако, Гжегож испугался собственной храбрости и так и не пришел на встречу, соврав, что попал в аварию и вообще должен возвращаться в Польшу.

В то время как Гжегожа Росински терзали муки трусости и сомнений, 33-летний бельгиец Жан Ван Хамме жил на чемоданах. В течение семи лет работы продавцом в компании Philips он объездил весь мир. Причем в первую очередь там, где не было продуктов компании – его задачей была оценка потенциала зарубежных рынков.

Год спустя Ван Хамме занимает руководящую должность в одном из подразделений компании. Но, как оказалось, это была вовсе не работа его мечты. Бельгиец многие годы создает сценарии для комиксов. Некоторые из его рассказов уже изданы, но не достигли ошеломляющего успеха.

z16779903QGrzegorz-Rosinski-fot-Radoslaw-Jozwiak-Agencja-Gazeta-

Годы идут и текущая рутина сводит Ванг Хамме с ума. Бельгиец осознает, что ему нужно больше времени, чтобы писать книги и сценарии. Он хочет отдаться своей страсти и оставить работу менеджера в Philips. Ему было 37 лет, когда Жан обнаружил, что живет не той жизнью, которой хотел. Поэтому он решил все изменить.

В 1976-м году Жан Ван Хамме покидает компанию и целиком посвящает себя писательской деятельности. “Я сказал моей жене, что в течение пяти лет я буду известным и богатым. Ну, мне потребовалось немного больше времени” – вспоминает Ван Хамме.

Гжегож Росински и Жан Ван Хамме встретятся впервые в том же году. Это была случайная встреча, которая не просто полностью изменила их жизни. Она навсегда изменила историю европейских комиксов.

Вернемся на несколько лет назад, к 1972-му году, когда в голове Жана Ван Хамме медленно созревает решение бросить безопасную должность в Philips, а Гжегож Росински возвращается в Польшу после мнимой «автокатастрофы». Выпускник факультета графики Варшавской Академии изящных искусств, ученик самого Яна Мартина Санцера (польского иллюстратора сказок, в том числе “Академия пана Кляксы”) , живет на самом деле весьма неплохо. Он трудится над созданием иллюстраций к детским книгам и учебникам.

Создание комиксов для Росински является своеобразным хобби. В 1972-м году уже было создано 11 эпизодов “Kapitány Zbiki”. С одной стороны комиксы являлись определенным вызовом для художника, с другой стороны Гжегож хочет вернуть в свою жизнь сильнейшую художественную страсть своего детства, которую стерли в художественной школе. Это было единственное профессионально-техническое училище в регионе, и комиксы там были под запретом. Получив образование Росински был обеспечен работой, однако он хотел вернуться в детство и попробывать сотворить то, чем сам восторгался в юном возрасте. И он попробывал сделать это, не смотря на многие годы  академического промывания мозгов.

Начиналось все достаточно трудно.

z16779942QOkladka-komiksu-Thorgal-

В «Диадеме Тамары”, дебютном комиксе “Kapitány Zbiki” видно с чего начинал художник. Гжегож не знал с чего начать и в каком направлении двигаться. Однако он не покладал рук и стремился доказать в первую очередь самому себе, что может стать профессионалом на этом поприще. Каждая следующая часть выходила лучше предыдущей. Начали появляться страницы и кадры, которые и сейчас уже не стыдно показать на французских и бельгийских выставках.

Войцех Бирек в своей книге “Гжегож Росински. Мастер иллюстраций и комиксов. Ретроспективный взгляд” пишет о стечении обстоятельств, которые помогли поляку поразить Европу в самое сердце: в 1975-м году в Варшаву приехал бельгийский издатель открыток и календарей Карлос Бланхарт, который  путешествовал по Восточной Европе в поисках талантливых художников-иллюстраторов. Издатель вышел на Росински, который уже имел значительный опыт в дизайне открыток. Бланхарт посетил дом Росински и там к своему удивлению обнаружил на рабочем столе эскизы комиксов. Хотя бельгийский издатель и не специализировался на комиксах, он сразу понял, что работы талантливого поляка будут популярны в его стране, известной своей любовью к рисованным историям.

Так в 1975 году с помощь Бланхарта Росински пытался заинтересовать своими иллюстрации западных издателей, но на этот раз безуспешно. Затем он попробовал еще раз через год, и на этот раз удача улыбнулась ему. Интерес проявили два крупнейших издателя в Бельгии – Le Lombard и Dupuis. Вскоре небольшие комиксы Росински появились на страница обоих конкурирующих журналов - ”Spirou” и “Tintin”.

z16779947QKomiks-Szninkiel-

В своей книге Бирек пишет, что Росински привлек внимание издателей довольно необычным подходом к работе: чтобы продемонстрировать бельгийцам свой талант Росински вместо того, чтобы показать образцы своих предыдущих работ, начинал рисовать сразу во время встречи, которая обычно проходила вечером на квартире Бланхарта. Специально была подготовлена панель, на которой, используя разные жанровые приемы в итоге в нижней части появлялся сам Росински, который вопрошает под прицелом  Тинтина: “Не стреляйте! Я художник комиксов с Востока … Я хочу работать с вами.”

Имя “Ван Хамме” первый раз Росински услышал во время ужина с вышеупомянутым Бланхартом:  ”Один парень из Philips говорил мне, что его коллега подал в отставку, потому что он хочет писать книги, пьесы и сценарии для комиксов!”

Войцех Бирек дает интересную историю, рассказанную самим Росински: “Когда я дал Жану свой номер телефона, он сказал: “Подожди, это же мой телефон!”. Оказалось, что у нас практически одинаковые номера, только что мой был в Варшаве и его в Брюсселе. Вы не поверите, но его телефон был 3748014, а мой 348014.

О первой встрече вспоминает и Ван Хамме: “Росински пришел ко мне августом 1976-го в  воскресенье. Я видел его работы, но это были лишь иллюстрации, а не готовые комиксы. Поэтому я дал ему две страницы сценария и попросил поработать над ним. Гжегож почти не говорил по-французски и в первую очередь необходимо было перевести на польский с помощью его друга.

z16779952QPlansza-z-komiksu-Thorgal-

Росински вспоминает: “Нам нравилось наше общение, хотя я почти ни слова не говорил по французски. Ну, он сказал, что мы попробуем проработать пару страниц по сценарию, который был предназначен для скоропостижно скончавшегося Андре Бетемпа, очень талантливого юноши. И он думал, что я буду продолжать эту серию после Бетемпа. Но у нас было настолько разные стили, что я взял этот сценарий и “прочитал” его так, как чувствовал.

Росински дал законченную работу через несколько дней. Ван Хамме помнит их до сих пор:” Эти страницы не были совершенными, но работы полностью отличались от всего, что я видел во Франции и Бельгии. Я понял, что с этим парнем мы сможем добиться многого, о чем и сказал главному редактору Le Lombard. Когда Гжегож вернулся в Польшу, мы связывались друг с другом по почте. Иногда телефоном. Таким образом началось наше сотрудничество.”

Ван Хамм решил, что он напишет для Росински новый сенарий. Пришло время задасться вопросом – когда и где будут происходит события их новой истории, чтобы она не была заблокирована коммунистическими властями Польши. Если бы это был современный сюжет, то существовал риск, что польским властям это может не понравится. Росински опасался, что их сотрудничество вообще невозможно. Он не мог рисовать города и улицы Западной Европы, потому что не был знаком с их жизнью и не хотел, чтобы это выглядело надуманным и фальшивым.

Тогда Жан и Гжегож решили, что сюжет будет своеобразной фикцией на основе скандинавской мифологии. Это решало все проблемы. Декорации должны были быть наиболее нейтральным. Следовало придумать свою ​​собственную историческую эпоху. Поначалу непонятно, что это за мир и что тут происходит, много что остается недосказанным. Каждый сам может интерпретировать события как он захочет. Есть только семья – он, она, а затем и дети, и чувство ответственности за их воспитание. Появляются злодеи, проклятия богов и все другие атрибуты, которые необходимы для хорошей истории. Так оно и началось…

Первый эпизод истории о благородном пришельце со звезд Торгале Эгирссоне и его красавица жене, принцесса викингов Аариции, публикуется в журнале “Tintin” 22-го марта 1977 года. Год спустя историю для польских читателей опубликовал журнал комиксов «Relax».

Гжегож Росински вспоминает, что начало было не самым легким. Редакция “Тинтина” выражала умеренно позитивное отношение к комиксу ”Торгал”. ”Тинтин” делал систематический опрос среди читателей: какие комиксы оставить, а какие нет? К счастью, реакция читателей был положительной, так что проблем с продолжения не возникло. Изначально “Торгал” не задумывался как сериал - все должно было закончится после 30-й страницы. Однако, когда последняя страница была опубликована редакторы уже знали, что читатели хотят продолжения.

Первые пять альбомов были полностью нарисованы в Польше. Платили Росински немного, но честно. Так же художник имел авторские права на иллюстрации для учебников. Нарисовано их было большое количество и переиздавались учебники каждый год.

z16779959QPlansza-z-komiksu-Thorgal-

Проблемы начались с отправкой в Бельгию пятого эпизода “В царстве теней” (Au-dela des Ombres). В Польше было введено военное положение и Росински отказали с отправкой. Однако комикс должен быть отправлен любой ценой и Гжегож пошел в Министерство культуры и искусств, собрал там подписи всех руководителей всех ведомств, и даже министра Тейчмы. Все, включая министра культуры, искренне хотели помочь Росински!

Однако, даже подпись министра не помогла и комикс вернулся в Варшаву. На почте выдали комикс с заметкой “В соответствии со статьей 6-й закона о военном положении не может быть отправлено”. Подпись, печать, сержант такой-то, военный комиссар при Министерстве культуры и искусства. И это было поверх подписи и печати министра и всех остальных директоров ведомств.

Росински не хотели покидать Польшу. Он жил в Белянах (район Варшавы) вместе со своей женой Каземирой (друзья называли её Кася) и тремя детьми. Все эта идиллия вскоре рухнула. Перед четой Росински рисовалась мрачная перспектива остаться в стране, полностью изолированной от Запада. Не сразу, но они приняли решение покинуть страну – других вариантов не оставалось. Сначала уехал Гжегож. Жена продала в Варшаве все, что было возможно и через три месяца он забрал её в Брюссель, где они арендовали небольшую квартиру.

41-летнего художника встретили Брюсселе очень тепло. Он уже был известен и везде встречал своих почитателей. Комиксы в Бельгии это национальное искусство и к Росински относились с должным уважением. Одну из его выставок посещал король с принцессой Матильдой, имевшей польские корни, так что они могли свободно общаться с художником по-польски.

Не смотря на первоначальное нежелание покидать Польшу Росински с удовольствием вспоминает бельгийский период - встречи на высшем уровне с представителями культуры из Бельгии, Швейцарии, Франции​. Ни разу художнику не приходилось испытывать смущение по той причине, что он является художником комиксов. Ему не нужно было оправдываться, как это было в Польше. Не было никаких дурацких вопросов и недоуменных лиц. Комиксы тут были абсолютно везде!

После восьми лет жизни в Брюсселе Гжегож Росински переезжает в Швейцарию. Швейцарцы фактически “похитили” его, самостоятельно организовав переезд удивленного Гжегожа. Стать швейцарцем весьма непросто, это не получилось у Алена Делона и Настасьи Кински. Росински же самому предложили вид на жительство. Ну, и он согласился.

В течение следующих лет работа над “Торгалом” шла гладко. Ни один из авторов не помнит каких либо конфликтов или недоразумений.

z16779987QJean-Van-Hamme-fot-Rita-Scaglia-

Серия имела огромный успех. Она получила ряд крупных европейских наград и была переведена более чем на 40 языков. Комикс был издан так же и в США. Хотя американская цензура все время вставляла палки в колеса, требуя исправить самые откровенны кадры (например в “Лучниках” сцена с попыткой изнасилования Крисс). В итоге существует две версии – французская и американская.

Сегодня “Торгал” является мощным брендом. В основной серии выпущено более 30-ти томов, есть три серии-ответвления, CD с саундтреком, видео игры, карточные игры и две книжные адаптации. Торгал – явление настолько уникальное, что на Западе дают детям имена персонажей из вселенной комикса: Аариция, Йолан и Люв. В течение многих лет ширятся слухи о возможности создания кинофильма, основанного на комиксах Росински и Ван Хамме.

В 2007-м году Ван Хамме покинул творческий тандем передав место сценариста Иву Сену, писателю и бывшему редакционному директору издательства Le Lombard. Последняя совместная работа Ван Хамме и Росински – это 29-й том “Жертвоприношение”. Сам Росински впоследствии поменял технику, отойдя от классических страниц он рисует каждый кадр как отдельную картину.

4 апреля 2009-го умирает Казимира Росински, которая вносила неоценимую лепту в творческий процесс своего супруга. “Гжегож всегда витал в облаках. Если вы договаривались, что придете к ним в гости, – вспоминает Ван Хамме, – то он наверняка об этом забудет. Все организовывала именно Кася”.

Таким образом, после ее смерти оборвалась последняя невидимая нить, которая превращалась в полноценный социальный и профессиональный контакт создателей этого знаменательного явления в мире комиксов – вселенной “Торгал”.

Перевод материала weekend.gazeta.pl

Ярослав Мишенов

beyond-fantasy.com


Comments:

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *


8 − = 3

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>