Эхо Эриды. Глава 4 0


EOmjlj-b5mA (1)Со стороны это выглядело так, словно тени потеряли кого-то, и не знали где его искать. Они появлялись по всему старому городу, заглядывали в каждое окно, не боясь быть замеченными. Они могли влезть в чью-то голову в поисках искомого человека. Того, кто был одним из них когда-то…

В предрассветный час всё успокоилось. На местной электростанции пустили ток по проводам, и тени исчезли. Кто-то бы мог сказать, что они испарились на месте, а не ушли, но на самом деле всё было лишь домыслами — этого никто не видел. Но паника раскатывалась по городу еще долго, дети стали болеть, боялись темноты и одиночества. Школы были полупусты, трудовые ресурсы города пошли под откос, а аптекари получили небывалую прибыль от продажи снотворных и успокоительных. Некоторых забрали в Аркхэмский приют для душевнобольных, в том числе и заместителя мэра.

Люди целыми семьями не выходили из своих домов, однако продукты и запасы питьевой воды были не вечны, а следовательно добраться до ближайшего супермаркета было необходимостью. Но ночью все ставни и шторы закрывались наглухо, а в коридорах горел свет. Кроме одного полу-заброшенного дома, где под крышей уже три дня томилось пять человек, а трое из них уже были мертвы.

Возможно, из-за того, что они не обезопасили себя, некоторых из них уже забрали?

***

Эйбл Хоуп был мертв. Отсутствие лекарств, еды и воды и в течении трех дней, стресс — он ушел на покой, просто уснув. Сначала ему снилось, что он вернулся в дом к своей жене и сыновьям; в дом, где он когда-то жил с ними. И всё хорошо, как прежде. Эйбл видел, как он открывает дверь и заходит, а внутри  сначала показалось пусто и тихо, но вот, кажется, он слышит голос… Голос Меган. О, дорогая, ты совсем не изменилась, ты так хорошо выглядишь в этом голубом платье. Я по тебе так тосковал, Меган… У нас сегодня семейный ужин? Здорово… Как мальчики? Как учатся в школе, ты с ними справляешься? Хорошо. Рад вас видеть, Питер, Мэтью. Не деретесь? А ты как, Меган? Да, по тебе я тоже соскучился. Нет, я совершенно не сержусь за то, что ты развелась со мной, когда узнала, что я болен. И за дом не сержусь, пусть ты его и отсудила. Мне незачем такой большой дом, уж лучше Вам с мальчиками места побольше будет. Нет, я не сержусь, что ты не разрешаешь с ними видеться слишком часто, они привыкнут ко мне, а я ведь скоро умру, не хочу травмировать этим собственных детей. Нет, я ни на что не сержусь…

Эйбл помнит, как он сидел за праздничным столом в гостиной, ел вкусную курицу, которую так чудесно готовит его жена, запеченую спаржу с грибами, а еще — он совсем не болен, нет. Так хорошо Хоуп себя не чувствовал никогда. И он вовсе не сердился, правда-правда. Что уже поделаешь…

Сон становился блеклым, а лица семьи из радостных превращались в  тоскливые и унылые. И даже курица практически потеряла свой вкус, кажется, в ней что-то было не так. Господи, Меган, ты подала на стол гнилую курицу!

Он видел тени людей. Безликие и бесполые, они вызывали какие-то скользкие и неприятные эмоции. Испуганные лица жены и детей обесцветились и начали исчезать. Вокруг пустота. Тени забрали его с собой…

 

Когда Эйбл Хоуп женился на Меган, то не питал иллюзий насчет великой любви и брака до гробовой доски, скорее тут дело в том, что он больше не хотел быть один, а Меган была просто потрясающей, Хоуп восхищался своей женой. На что он мог рассчитывать, блеклый, сутулый, замкнутый в себе разведчик высокого ранга, когда женился на мисс Род-Айленд 1962 года. Эйбл всегда ей говорил, что работает в рекрутинговой компании международного класса, объясняя этим свои частые и долгие командировки. Меган это нравилось, хоть она и знала, что ее муж врет, ведь Эйбл совершенно ничего не понимал в рекрутинге. Меган хотела замуж за стабильного человека с хорошим достатком, собственный дом и большую красивую гардеробную. Остальное ее не интересовало, хотя вышло всё не так, как мечталось. Со временем она привязалась к своему мужу, ей нравилось опекать меланхолию Хоупа. Она была так увлечена Эйблом, что захотела настоящую семью, родила детей, но потом привязанность превратилась в усталость. Ей надоела постоянная меланхолия, депрессия и сонливость мужа, его вечные командировки и отсутствие помощи с детьми. Она стала задумываться о том, зачем ей нужен муж, который не только не поддерживает ее, но и требует внимания и усилий больше, чем двое маленьких детей. Зарабатывала она достаточно много, останавливало лишь то, что ей было некуда пойти. Нарколепсия была лишь поводом развестись. Ей было жаль оставлять родного человека в таком состоянии, разбивать ему сердце. Но так жить она больше не могла.

***

 

В Аркхэмкой лечебнице для душевнобольных электричества не было уже три дня, пациенты сидели тесных палатах в вечном сумраке, так как свечи или переносные лампы с аккумуляторами им не доверяли. Многие были испуганы и притихшие, кое-кто бормотал, что сейчас придут и заберут их. Медсестры пребывали в постоянном раздражении, скольких пришлось уже утихомирить, сколько пришлось слушать такое бормотание?

Одна из медсестер — Кармен Рамирез, после вечернего обхода отправилась в ординаторскую, чтобы посмотреть телевизор. Казалось, ничто не могло испортить спокойное дежурство на этаже, оставаться одной с полоумными она уже привыкла.

Лениво умостившись на диванчике в ординаторской, она нашла пульт и включила телевизор. На первом попавшемся канале показывали новости. Ее это устраивало.

Ведущая с сумасшедшими глазами и такой же невообразимой прической рассказывала о всех событиях сегодняшнего дня:

- ДТП на шоссе м-18 парализовало движение на выезде с Бостона…

- Полиция Флориды уже три дня ищет пропавших без вести одноклассниц. Напомним, 18 октября они вышли из школы и не вернулись домой. Никаких новостей нет, но народ Америки верит в возвращение детей домой.

- Сегодня утром, в Бостоне целая семья умерла по неизвестным нам причинам. Мать двоих детей, Меган Хоуп не вышла на работу. Она не отвечала на телефонные звонки и не открывала дверь, когда сотрудники приехали к ней домой. Они вызвали полицию и в ходе операции по проникновению в дом, обнаружили труп Меган и ее сыновей, 12-летнего Питера и 8-летнего Мэтью. Следы насильственной смерти отсутствуют, ожидайте подробностей в ближайшем выпуске новостей в полночь.

Медсестра не шевелилась. Казалось, она была и не жива вовсе. Так ее парализовал страх. Мысль о том, что всякое в жизни бывает, не помогала выйти из шокового состояния. Особенно в свету событий последнего времени в Новой Англии. Весь абсурд и ужас ситуации был не лишь в том, что эта медсестра знала Меган, но и видела ее всего двадцать минут назад. В палате №208. И зовут ее не Меган Хоуп, ее зовут Джордан Грэм.

Со временем, когда оцепенение прошло, медсестра Кармен решила проверить палату. Она осторожно прошла в конец коридора, держа в руке переносной светильник, и открыла окошко в палату. Было темно, медсестра светила внутрь, но ничего не видела. Палата была пуста? Кармен осторожно открыла дверь и зашла. Тут сердце ее сжалось, стало очень больно дышать. Надо вызвать скорую. Она дотянулась до кнопки тревоги, которая есть в каждой палате.

Через полчаса сотрудники Аркхэмской скорой помощи забрали в больницу два тела: медсестру Кармен Рамирез, которая умерла от сердечного приступа и  труп Джордан Грэм, больную из палаты №208. Судя по всему, миссис Грэм застрелили еще утром. Кто бы это мог сделать?


Comments:

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *


× 7 = 42

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>