Food-print 0


Казалось бы, как еда может стать ньюсмейкером, особенно в наши дни, когда поводов для разговора предостаточно. Но оказывается, что бывает и такое, когда новости, косвенно касающиеся продуктов питания или конкретных блюд, не сходят с полос многих изданий последние пару недель. Даже наш журнал не смог устоять перед этой тенденцией, и на прошлой неделе мы опубликовали анонс лондонской дегустации бургера, приготовленного с использованием котлеты, выращенной искусственным путем из стволовых клеток коровы. Так вот, вчера сие событие наконец состоялось, и мы можем поделиться некоторыми подробностями с теми нашими читателями, которые по тем или иным причинам продолжают следить за этой историей.

ALeqM5jJqWaxYNupxWqB_RRN7kfa2vjOcA

Итак, первым открытием мероприятия стало имя неизвестного спонсора, пожертвовавшего большую часть суммы, необходимой для проведения этого исследования. Им оказался (кто бы вы думали) Сергей Брин, сооснователь могущественной компании Google, известный меценат и спонсор многих других научных программ по всему миру. И если это не стало, по крайней мере для некоторых, большим сюрпризом, то изменение формата мероприятия немного сместило характер его медийности. Вместо публичной дегустации 140-граммовое угощение было разделено между двумя кулинарными экспертами – Джошем Шонвалдом и Ханни Рутцлер.

ALeqM5gnFvROjc5YUhY_xlB-iZn-D9x1agALeqM5jCELJwHPcvci2p0GPl3mjmr3Q8VQ (1)

 

Несмотря на то, что в фарш были добавлены соль, яичный порошок, панировочные сухари, шафран и свекольный сок, экспертам мясо все равно показалось “не таким сочным, как обычное”. Таким образом, дегустация первого в мире бургера, приготовленного из искусственно выращенного мяса закончилась с несколько двойственным результатом. При этом никто не отменял важности этого события с точки зрения науки, и, хочется думать, что публикация методики и результатов исследования позволит ученым в других лабораториях начать работу над совершенствованием и удешевлением технологии, потенциально способной изменить наше восприятие еды.

pic_5c76742f0d052b6ca986efce51d87d7e

Другой новостью, будоражащей медиапространство, стала очередная торговая война между Россией и Украиной, в которую оказалась ввязана одна из крупнейших кондитерских фабрик Европы – “Roshen”. Не бойтесь, мы не собираемся погружаться в подробности конфликта и политическую подоплеку, для этого есть более специализированные издания, да и желания ввязываться во всю эту историю нет никакого. Лучше мы просто используем это как повод, чтобы рассказать вам о культовом блюде родом из украинской столицы, ставшем за долгие годы одним из её символов. И ведь действительно, одной из первых ассоциаций, что приходит на ум, когда мы слышим Киев, непременно будет киевский торт. Именно его увозили гости в качестве сувенира во все времена, и именно он был одним из подарков от Украинской ССР Л. И. Брежневу на 70-летие. Правда, это был не обычный торт, а трёхъярусное произведение искусства, состоящее из 70-ти коржей и весившее свыше пяти килограммов.

RIAN_00468778.LR.ru.jpg.1000x297x1

История возникновения торта, как, впрочем, и большинства кулинарных шедевров, представляется в виде более популярной легенды и не особо известной и поэтичной правды. В случае с киевским тортом ситуация выглядит совсем абсурдно – даже русскоязычная страница на википедии пытается подсунуть версию об испорченных коржах, впоследствии растиражированную другими ресурсами.

“Однажды кондитеры забыли положить в холодильную камеру партию яичного белка, предназначенного для бисквита. На следующее утро начальник бисквитного цеха Константин Никитович Петренко с помощью 17-летней помощницы кондитера Надежды Черногор, чтобы скрыть ошибку коллег, на свой страх и риск переложил застывшие белковые коржи масляным кремом, посыпал ванильной пудрой, украсил поверхность цветочным орнаментом.”

На самом деле, авторство действительно принадлежит сотрудникам фабрики Карла Маркса, Константину Петрененко и Надежде Черногор, только вот рецепт лакомства вышел не по ошибке, а тщательно разрабатывался на протяжении нескольких лет. Юная Надежда, на тот момент ученик кондитера, не поступив в медицинский институт, решила связать свою карьеру с выпечкой и тортами. Под руководством Константина Никитовича в том же году была разработана рецептура и изготовлены первые пять образцов, а всего через год “Киевский торт” получил свою первую награду – бронзовую медаль конкурса тортов. В 1976 году на республиканском соревновании кондитеров Надежда заняла первое место, представившая киевский торт с измененной рецептурой крема и новыми ингредиентами. К слову, Надежда Черногор проработала на фабрике им. Карла Маркса еще долгие годы. “Мама” легендарного торта приложила руку ко многим партиям, а также участвовала в изготовлении вышеназванного исполинского торта для генсека и особого заказа американского военно-морского флота, испеченного к 300-летию с момента его создания.

00167-300x281

В 1973 году госкомитет Совмина по делам изобретений и открытий выдал кондитерам фабрики им. Карла Маркса Курило Анне и Фастовец-Калиновской Галине авторское свидетельство на киевский торт. Почему именно им – сотрудники фабрики до сих пор затрудняются ответить. Наверняка известно только то, что рецепт торта за годы несколько раз менялся. Например, сегодня в состав торта входит орех фундук, когда-то в него добавляли кешью, но вскоре отказались от ореха из-за возросшей цены конечного продукта. В дальнейшем яичный крем, по требованию санитарной службы, заменили на более сливочно-масляный, который в тяжелые перестроечные годы стали разбавлять дешевыми растительными жирами. В то же время в целях экономии вместо традиционных цукатов поверхность торта стали украшать желе, какао-порошок заменили тертой какаовеллой (шелухой какао-бобов). Какое-то время кондитеры пытались экспериментировать с курагой, но после жалоб потребителей от нее быстро отказались. Изменения коснулись и дизайна упаковки: вместо эмблемы города – пешеходного моста, ведущего с Подола на Труханов остров, – появились листья каштанов. А вот орехово-белковые коржи, которые делают торт таким воздушным и хрустящим, и по сей день производятся по оригинальной рецептуре 1956 г., сохраняющейся в строжайшем секрете – все сотрудники фабрики подписывают соглашение о неразглашении, а торты производят только на киевской фабрике корпорации и продают в основном в Киеве и Киевской области.

kiev_tort1

Сегодня “Киевский торт” скорее дань традиции, и при наличии на прилавках огромного выбора сладких угощений он уже не вызывает того трепета, который еще помнят те, кому доводилось присутствовать при открытии коробки и разрезании на куски праздничного торта. И тем не менее, несмотря ни на что он остается частью вкусной истории столицы и непревзойденным кондитерским шедевром. Сейчас торты подобного плана производятся на различных фабриках, и созвучные названия можно встретить на прилавках любого магазина. Однако традиционный “Киевский” до сих пор производится на фабрике-правопреемнике легендарной фабрики Карла Маркса, компании “Roshen”, пусть и с унифицированным кремовым узором вместо авторского, но производство все так же работает по принципу «французской булочной»: днем выпекают орехово-белковые заготовки, а ночью и до 7 часов утра специальные бригады оформляют торты готовым кремом. Каждый месяц на фабрике готовят 350 тысяч тортов, из них 150 тысяч весом один килограмм, и 200 тысяч полукилограммовых, чего, например, достаточно для того, чтобы каждый житель Киева и области съедал один в год.

00345-225x300

В свете последних событий остается только надеяться, что любимое лакомство миллионов киевлян и гостей столицы останется не затронутым ими. Все же слишком много ностальгии в немного приторном ореховом вкусе этого тающего во рту десерта. Make cakes, not war.


Comments:

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *


8 − 7 =

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>