Novus Domus Phoebus. Глава 5 0


Hypatia

 

V. Hypatia

Когда то на Земле существовало так много рас, что всех их было не счесть. Тупиковые ветви эволюции, магические расы, пришельцы с других галактик — эта планета была своего рода раем для холодной каменной Вселенной. Теплая и приветливая Земля с избытком воды и пищи. Однако со временем обитателей планеты становилось всё больше и начались войны. Земля содрогалась от сотен кровопролитных битв, одни расы полностью уничтожали другие, превращая планету в Пустыню — они боролись за право жить. О многих цивилизациях остались лишь легенды; страны и континенты превращались в руины и уходили под воду. Мардук в сражении с Тиамат разрушил почти всю Солнечную систему, но всё же смог убить ее и на некоторое время даже смог стать Императором. Тогда рай во Вселенной превратился в руину, и многие покинули Землю. Остались только самые слабые – люди и те представители рас, которым некуда было уйти. Даже тогда, на заре своих цивилизаций люди смогли объединиться и выстоять, превращая события тех дней в легенды и песни. Но со временем они начали забываться, приобретали новый смысл, превращаясь в культы и религии. Древние легенды о героях стали преданиями о богах.

Когда умер Пан, многие боги ушли. Янус и Портус больше не защищали Рим, Константинополь из рук Софии перешел к Самаэлю, а Серапис навсегда покинул Александрию и позволил разрушить город. Смерть оракула Земли дала богам понять, что им тоже пора уходить. Тогда пришел час Митры.

Впервые в ход исторических событий он вмешался в Александрии. В то время городом управлял префект Орест, мудрый и достойный человек, который всеми силами старался сдержать натиск христиан, но Серапис уже оставил город…

Священная змея Уаджит, покидая Египет, молвила Германубису: «Не моя воля разрушает Нил, нет мне места в новом Египте. Должно свершиться Правосудие людское без нашей участи. Пусть всё происходит так, как должно происходить. Закончилось моё время, я больше не покровитель Великих фараонов».

В один погожий весенний день в город прибыл Квинтий Юлий, посыльный самого императора Рима — Гонория и его опекуна Стилихона. Стилихон был крайне озабочен ситуацией в Александрии, но близкая дружба и влияние первосвященников на ситуацию в Риме склонили его принять решение в пользу христиан. Война была близко…

Квинтий Юлий сильно отличался от жителей Александрии. Светловолосый и голубоглазый, он был потомком германского народа, волей судьбы оказавшийся в римском дворце. На душе юноши было неспокойно, ему хотелось поскорее снять с себя тяжесть ноши императорского послания. Он знал, что в городе неспокойно, напряжение чувствовалось в воздухе. Все знали — боги ушли, а на их место пришли жестокие и жаждущие власти христиане.

Префекторий был в упадке: некоторые колонны здания отсутствовали или были полу-разрушены. Змеи-покровители разбиты в дребезги, постаменты со статуями богов пустовали. Всё это было результатом недавнего восстания христиан под предводительством их патриарха – Кирилла, желавшего больше власти и меньше язычества.

Еще больше префектория пострадал Серапеум — знаменитый александрийский научный центр и библиотека. Большинство книг было сожжено, а ученые убиты или покалечены. Немногим удалось избежать праведного гнева христиан или спасти хоть несколько драгоценных папирусов. Больше всего книг удалось унести Гипатии, философу и астроному. Раньше она вела лекции в Серапеуме, сейчас же ее заточили в собственном доме — слишком многие жаждут ее смерти. Эта храбрая женщина не намерена искать компромиссы и молчать, как это делает ее друг — префект Орест.

- У меня важное извещение от Императора Священной Римской Империи, – это всё, что мог сказать Квинтий Юлий, не нарушая права на беседу исключительно с префектом.

- Пойдем, он ждет тебя.

Посыльный юноша очень волновался, это было его первое важное задание, хотя он уже несколько лет служит Римской империи. Благодаря живости ума, он всего за год перешел из наемной армии в регулярную, и еще два года спустя обосновался в императорском дворце.

Когда Юлий шагнул внутрь большого зала, где лежал на подушках префект, дверь в помещение громко закрылась. Они остались одни.

Посыльный поклонился и передал слова императора.

Орест сидел неподвижно. Лицо его, застывшее, как маска, вовсе потеряло цвет. Затем он нахмурился:

- Неужели нет другого пути?

- Не имеет Император обыкновения делиться со мной мыслями своими.

- Прошу меня простить, мне надо обдумать сказанное, ты можешь отдохнуть и поесть. Я хочу побыть один.

Когда Юлий ушел, Орест налил себе вина, и стал думать, что же делать. Не прислушаться к Императору — подобно смерти, значит нужно все сделать так, чтобы и ему это было выгодно.

Император Гонорий требовал смерти Гипатии, поддавшись влиянию своего опекуна, сторонника христиан. Гипатии, с которой Орест рос и находился в приятельских отношениях и сейчас. Именно он защищал ее от христиан. А теперь оказывается, что это всё не имело смысла. Но что, если Гипатия умрет от рук христиан? Если он ее отпустит, отдаст на растерзание? Ведь тогда он сможет исполнить приказ Гонория, но так, чтобы выгнать Кирилла и его сторонников из своего города.

Той ночью, когда префект утвердился в своем решении и отдал приказ, горожане говорили, что видели в городе бога на тельце, бога, покорившего Змиев.


Comments:

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *


− 8 = 0

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>