Novus Domus Phoebus. XVI. Magique 0


Pan

 

XVI. Magique

- Знаете, Рефаим, в чем суть? – говорил Хаддаэль журналисту на одном из своих интервью. – Мы больше не чувствуем магии. Как будто она исчезла, хотя всё это вокруг нас. Мы живем в мире, населенном живыми статуями, змеями-стражами, в конце концов, мы живем в мире, некогда населенной Богами. Как Вы считаете, Митра еще жив? Последний, из Них? Из Древних?

- Конечно жив, – Рефаим отмахнулся, – но времена его былой славы давно минули, – он покачал головой, – да не сочтет Великий Митра за оскорбление, но люди скоро забудут, что это нечто большее, чем символ Империи. Он отдалился.

- Специфика моей работы такова, что я даже не знаю, что в мире происходит сейчас, за этим стоит идти к стражам. Я знаю только то, что было в прошлом. Я хотел поговорить об утрате людьми ощущения магии.

- Когда боги ушли, они забрали ее с собой…

- Ее как таковой и не было. Просто боги могли делать то, что мы не умеем. Вдыхать жизнь в каменные статуи, в символы и храмы. Им доступны знания и умения, что не доступны нам. И это то, что не дает мне покоя. Если бы мы знали что-то, кроме разбросанных редких осколков мозаик, может, и мы смогли бы оживить бетонную глыбу?  Но над нами словно поиздевались и теперь… я ищу остальные части общей картины. По этой причине я и заинтересовался герметизмом.

- И что Вы нашли? – Рефаим скрупулезно всё записывал.

- Вдохновение.

- Может, расскажете о Пане? Вы утверждали, что он умер.

- Да, его убили.

- Убили?

- Его убил Митра. Я уверен в этом.

- О как…

- Ведь никого не осталось кроме него, кроме Митры. Пан был связующим звеном между людьми и Богами, благодаря ему люди это чувствовали, знали, понимали, видели. Пан – это воплощение Природы, самой жизни. И только если он исчезнет, пуф, и Боги станут бессильны. Люди перестанут их осознавать, они станут бессильны. Но кто нынче остался? Правильно, Митра. А он мог остаться невредимым только в том случае, если сам приложил к этому руку.

- Я не буду это публиковать.

- Боишься?

- Нет. Ты представь что будет с читателями. Я не хочу чтобы меня четвертовали какие-то особо ярые поклонники Митры. Все знают как я выгляжу, и где я живу. Давай мы напишем об этом позже… когда люди будут готовы узнать.

- Хм, – Хаддаэль недовольно сжал губы, – а я думал, что ты мне поможешь…

- Я тебе помогу, но я не всесильный. Знаешь, как можно сделать? Можно просто медленно подвести к этому читателей… пусть сами додумаются.

Они замолчали. Тогда, Хаддаэль заметил, что кабинет Рефаима был захламлен даже больше, чем раньше, а сам журналист выглядел очень уставшим. Хаддаэлю стало неловко, он даже не поинтересовался, как его коллега себя чувствует.

- Что с тобой сегодня не так? – спросил учёный, отвернувшись к окну. Хаддаэль делал вид, будто его что-то там заинтересовало. Ему было неловко находиться в таких ситуациях, он предпочитал никому  ничего не говорить, а так как это достаточно  сложно, то тогда лучше вообще ни с кем не общаться – Рефаим был исключением.

- Я устал. – Последовал достаточно безжизненный ответ. Удивительно, как может интонация меняться так резко, – наверное, именно об этом думал Хаддаэль. Ему стало еще более неловко. Как он может быть таким невнимательным к человеку, который только вчера вытащил его из проблем из-за статуэтки.

Но тут Хаддаэль замер. Он совсем забыл о муках совести и внимательно следил за тем, что в окне:

- Слушай, к нам Виллиан идет.

- А ему что от нас надо… – Рефаим вздохнул и пошел открывать еще до того, как раздался стук в дверь.

Было очень холодно… Погода так испортилась, что небо в считанные секунды почернело, и день превратился в ночь. Она душила, становилось даже немного страшно. Ветер стал настолько пронизывающим и сильным, он шел со стороны моря и казалось, что вот-вот огромная волна накроет этот помрачневший город. Горгульи, химеры и змии спрятались под крышами домов и на чердаках, им это всё тоже не нравилось.

Рефаим смотрел на себя в зеркало. Он не шевелился, лишь стоял и смотрел в глаза своему отображению. Он не понимал что с ним происходит, казалось, что в нем что-то живёт, чужое… он не чувствует себя так, как будто это он. Даже взгляд другой. Или он просто очень устал? За столько то лет он может позволить себе немного отдохнуть. Наверное, пора уехать ненадолго из города. Отменить следующую встречу с Хаддаэлем, или, может, взять его с собой?

Угнетала ситуация с убитым ученым. Ну кому может понадобиться унылый старый пень? Но то, что это было связано с Германубисом – не вызывало и тени сомнения. Это керубы не хотели об этом думать, не хотели брать на себя ответственность. Хотя эта связь была ясна как день, – ведь исчез его друг, учёный из Багдада? Скорее всего, он где-то здесь, по крайней мере, Рефаиму это подсказывает его журналистское чутье. И что это всё не просто так…

Становилось жарко, Рефаим потянул за шарф, но вместо того, чтобы снять его, лишь сильнее затянул на шее.

- Ты пытаешься себя задушить? – Хаддаэль вошел в дом без стука.

В ответ на это, Рефаим все-таки снял шарф и бросил его на комод, а затем тяжело вздохнул:

- Я так устал, хочу куда-то поехать на несколько дней. Если хочешь, можешь составить мне компанию.

- А куда ты собрался?

- Я не знаю. Хочешь, вернемся в Фейрионнидд, чтобы побыть с твоей сестрой? Я думаю, я найду, чем занять себя в Кирффэрдине.

-  Ты хочешь в Кирффэрддин?

- Да, почему бы и нет, мне там понравилось. Я просто никогда раньше там не был. И то, мы так спешили в замок решать все проблемы, что я только две улицы видел. В Кардиффе хочу побродить. Так как я лишился лучшего, и, по сути, единственного друга, то мне больше не кому предложить куда-то поехать.

- Я посмотрю, что у меня с расписанием. Но, если тебе будет от этого легче, у меня с друзьями ситуация предстоит еще более печально.

- Хорошо, спасибо. Кстати, ты по делу пришел, или просто так? – Рефаим решил проигнорировать последнее признание.

- Я только что из Керубима вернулся.

- А Виллиан вчера не сомневался, где тебя искать, – Рефаим усмехнулся.

- Выбор не большой.

- Что он хотел?

- Я забыл сказать ему, что отдал статуэтку.

- Забыл?!

- Да…

- Поздравляю, идиот.

- У тебя нет такого ощущения, будто что-то не так? Это… Я не знаю как сказать. Но я не чувствую себя собой, словно это все не со мной происходит… Может быть и правда пора отдохнуть.

- А я только что случайно чуть сам себя не задушил. Кофе хочешь?

- Давай.

- У меня есть некоторые сведения о том, что скоро эта ситуация разрешится. Неважно, откуда мне это известно, я многих людей знаю, тебе их имена ни о чем не скажут. Но, знаешь, что в этом всем самое главное? Мы с тобой можем принять в этом участие. И по-моему это очень здорово. А потом поехать в Уэльс.

- Да, поедем в Уэльс… – больше Хаддаэль не хотел ничего говорить, у него внутри все сжалось от чувства, словно ему лишь показалось, что у него появился друг.


Comments:

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *


6 + 1 =

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>